Багрец и золото

Багрец и золото. ФОТОИСТОРИЯ

Радуясь красоте волшебного времени года, следует помнить о том, что в природе нет ничего случайного, и осенняя листва падает не просто так — она необходима для выживания деревьев

Осень всегда подкрадывается незаметно. Еще вчера все было покрыто зеленым цветом, а сегодня кроны деревьев, трава и кусты разукрашены багряными, медными, лиловыми пятнами. Зиму можно сравнить с гравюрой, весну — с акварелью, лето — с картиной маслом, в осени представлена мозаика из всех направлений живописи.

Фото: Игорь Стомахин/Strana.ru

Дрожащие на ветру осенние листья — идеальный фон для классических скульптур, что стоят на аллеях парков, садов и бывших дворянских имений. С каждым воздушным порывом дерево теряет несколько листочков, чтобы встретить зиму оголенными ветками. Сбрасывая листву, растение защищает себя от потери воды — в противном случае оно бы усохло во время морозов.

Фото: Игорь Стомахин/Strana.ru

Смешанный лес примеряет разноцветные карнавальные костюмы. Золотисто-зеленые кроны дубов чередуются с желтизной ясеней и красноватой хвоей лиственниц. Липы, березы и вязы сбрасывают листву уже в сентябре, красавцы-тополя только готовятся к листопаду. Осенью на маленьком участке живописного ландшафта одновременно горят все цвета лесного светофора.

Фото: Игорь Стомахин/Strana.ru

Алые гроздья рябины служат украшением и цветовой доминантой. Тысячи ярких фонариков пылают в последних лучах осеннего солнца. После первых морозов плоды приобретают сладкий привкус. Стаи птиц слетаются к рябинам, чтобы отведать щедрое лакомство, приготовленное природой.

Фото: Игорь Стомахин/Strana.ru

Закончив линять и выводить потомство, утки целыми стаями слетаются на водоемы, где набираются сил до наступления холодов. Нырковые птицы добывают корм не с поверхности воды, а со дна. Они тяжелее речных уток: имея малый вес, невозможно глубоко погрузиться в воду.

Фото: Игорь Стомахин/Strana.ru

Начиная с первых чисел сентября белки готовятся к зиме: набивают дупла и расщелины деревьев желудями и орехами, а грибы, чтобы высушить, надевают на заостренные сучки или вставляют в развилки ветвей. Осенью белка, отбросив страх, подбегает к человеку, грызет семечки с руки и набивает зернами щеки.

Фото: Игорь Стомахин/Strana.ru

Частые дожди, непросыхающие лужи и холодный влажный воздух — причины образования осеннего тумана. Сквозь густую, словно молоко, пелену едва просматриваются дома, деревья, церковные кресты и купола. Туман обволакивает со всех сторон, но с первыми лучами солнца рассеивается, будто его и не было.

Фото: Игорь Стомахин/Strana.ru

Глядя на красивый осенний клен, невольно вспоминаешь строки Пушкина: «Люблю я пышное природы увяданье, / В багрец и в золото одетые леса». Свой эффектный вид клен приобретает благодаря прозаической биохимии: оранжевая окраска листьев обусловлена накоплением в клеточном соке красящих веществ — антоцианов и каротина.

Фото: Игорь Стомахин/Strana.ru

После первых ночных заморозков с кленов начинают опадать листья. «Силуэты багровых сердец» неспешно и тихо ложатся на землю. Вспоминая детство, мы собираем опавшие листья и кладем между страницами толстой книги, чтобы надолго сохранить полуувядшую, ностальгическую красоту.

Фото: Игорь Стомахин/Strana.ru

Пожелтевшие деревья с изломанной графикой ветвей колышутся в темных лужах. Кажется, будто осень смотрится в зеркало, любуясь своим отражением. Жидкое золото, голубое небо и оголенные кроны — перевернутый мир самого волшебного времени года.

Фото: Игорь Стомахин/Strana.ru

Насладиться радостью и разглядеть красоту, которую дарит осень, можно лишь побывав в лесу или в парке. Природа становится сказочной и немного загадочной. Прогулка настраивает на лирический лад, пробуждает романтические воспоминания и фантазии.

Фото: Игорь Стомахин/Strana.ru

Покрывая землю вокруг деревьев, осенняя листва образует плотный разноцветный ковер. Трудно найти человека, который не любит пройтись по шуршащей аллее парка или ароматно пахнущей лесной тропе. Скоро листья намокнут от дождей, набухнут и побуреют. Но сегодня они еще легки и воздушны, как древний пергамент.

Фото: Игорь Стомахин/Strana.ru

Опавшая листва — замечательный материал для поделок и плетения венков. Лучше всего для этих целей использовать кленовые листья. У них длинные черешки, красивые зубцы и эластичные пластинки. Венки из кленов получаются прочными, пышными, похожими на королевские короны.

Фото: Игорь Стомахин/Strana.ru

Листья, уложенные в несколько слоев, защищают корни деревьев от морозов. Земля под естественным одеялом не промерзает на глубину. Корни сохраняются прочными и не ломаются даже во время урагана. Почва, лишенная подстилки из листьев, быстро уплотняется, лишается влаги и кислорода. Из-за этого в парках и скверах гибнут деревья.

Фото: Игорь Стомахин/Strana.ru

В природе ничего не происходит случайно. Упавшие листья имеют свое предназначение и приносят большую пользу. Из них образуется ничем не заменимый слой удобрений, питающих корни. Гумус почвы — это органическое соединение крахмалов, ферментов и минералов, которые дают растению запас необходимых веществ.

Фото: Игорь Стомахин/Strana.ru

Подстилка из листвы — необходимый элемент природной экосистемы. Между листьями прячутся от зимних холодов полезные червячки, личинки бабочек и жучков. Общая беда городских парков — очистка земли от осенних листьев. Ретивые уборщики не только лишают деревья защиты и удобрений, но и убивают птиц, которые питаются личинками и микроорганизмами.

Фото: Игорь Стомахин/Strana.ru

Дворник сметает листья в кучки, затем складывает в черные мешки и грузит в кузов машины, которая увезет листья на уничтожение. Непонятно, кому мешает осенняя красота? Ковер из желтых листьев смотрится куда приятнее, чем промерзшая, пустая, обнаженная почва.

Фото: Игорь Стомахин/Strana.ru

Осенью города и поселки окутаны едким дымом: всюду коптят и тлеют костры из опавших листьев. Деревьям и кустарникам наносится серьезный ущерб. Повсеместное сжигание листвы приводит к серьезному загрязнению атмосферы. У людей першит в горле, подступает кашель, обостряются хронические заболевания.

Фото: Игорь Стомахин/Strana.ru

Пожалуй, лишь ракита шаровидная — низкое деревце с густой куполообразной кроной, способна пережить зимние морозы без органического одеяла. Вереница таких ракит особенно живописна на берегу осеннего водоема, когда мелкие листочки деревьев приобретают оранжевую окраску. Прибрежные ракиты сохраняют листву до первых снегопадов.

Фото: Игорь Стомахин/Strana.ru

Деревья, которые еще не так давно были однообразно-зелеными, меняются на глазах. Покров листвы сначала желтеет, а потом становится тоньше и тоньше, постепенно опадая на землю. «Борцы за чистоту» выметают все до последнего листика. В течение зимы деревья будут стоять с обнаженными корнями. Пройдет несколько лет — и они начнут падать прямо под нашими окнами.

Фото: Игорь Стомахин/Strana.ru

Осень — ежегодное чудо, которое примиряет нас со стоящей на пороге зимой. В этот короткий период природной гармонии приходят в порядок чувства и мысли. Наступает время, когда каждый из нас должен осознать свою личную ответственность за нарушение экологического баланса и недружелюбное отношение к природе.

Фото: Игорь Стомахин/Strana.ru

Наталья Радулова и Анатолий Жданов понаблюдали за тем, как зарабатывают на болдинской осени

Осень в пушкинском Болдино по-настоящему золотая: в это время года здесь зарабатывают деньги, на которые потом живут весь год

— Еще недели две и все это закончится,— Сергей Урюпкин, владелец небольшой закусочной в центре села Большое Болдино, кивает на припаркованные туристические автобусы.— Сейчас у нас пробки на въезде, машин полно, толпы людей, я мясо не успеваю подвозить! А когда листопад закончится, здесь будет тихо-тихо, собака тявкнет да бабка какая-нибудь мимо пройдет — вот и весь трафик. В кафе лишь поминки заказывать будут. Мы ж тут основные деньги только осенью на приезжих и зарабатываем, потом лапу сосем до следующего сентября.

Директор музея-заповедника «Болдино» Нина Жиркова тоже признает: «Сезон у нас длится два месяца, с середины сентября до середины ноября — каждый день до 2,5 тысячи посетителей. И как мы ни стараемся распределить этот поток на другие времена года, ничего не получается. Ах, какая у нас зима, как весной яблони и вишни цветут! Но никому это не надо. » Фестивали, конференции, экскурсии, даже выездные свадьбы — проводить их все хотят только, когда в Болдино «очей очарованье».

Читать еще:  Кухня в студии: оригинальный интерьер с брутальным характером

«А потому что именно болдинская осень подарила русской литературе лучшие произведения Пушкина,— горячо объясняет москвичка Елена Лапшина, которая привезла в село мужа Сергея и внука Артема.— Нас же этому с детства учат: болдинская осень, болдинская осень. Бренд! Поэтому, конечно, мы хотим увидеть эти места сейчас, а не в декабре или там в мае. Да, сейчас сюда трудно попасть — в выходные мест в гостинице нет, поэтому пришлось школу прогулять, чтобы приехать в будни. Но это того стоит! Мы специально к этой поездке выучили стихотворение, которое Александр Сергеевич написал здесь ровно 185 лет назад. Артём. » И Артём начинает:

Унылая пора! Очей очарованье!

Приятна мне твоя прощальная краса —

Люблю я пышное природы увяданье,

В багрец и в золото одетые леса.

Кто-то из экскурсантов, глядя вдаль, на великолепие болдинских пейзажей, восхищенно подтверждает: «Да-а. Полный багрец!»

С вилами и топорами

Памятник Пушкину, установленный в Болдино в 1979 году

Фото: Анатолий Жданов, Коммерсантъ

В этих местах Пушкин провел три осени: в 1830, 1833 и 1834 годах. Здесь он завершил работу над «Евгением Онегиным», циклами «Повести Белкина» и «Маленькие трагедии». Здесь написал почти все свои сказки, множество стихотворений, «Медного всадника», «Пиковую даму». «В этом самом доме?» — постоянно уточняют экскурсанты. И их уверяют: в этом, самом настоящем.

В Болдино тоже нашлись те, кто призывал господский дом сжечь, парк вырубить, а землю разделить на огороды — во всех соседних селах, по всей России, именно так тогда и поступали. Но писарь болдинской волостной конторы убедил земляков, что надо сохранить усадьбу как память о великом поэте: «Дети, внуки нам нашей темноты не простят». У писаря нашлись единомышленники, в 1918 году они организовали сход и постановили: «Мы, нижеподписавшиеся крестьяне села Б. Болдино… имеем полное желание эту усадьбу… соблюсти, сохранить. И на месте сим желательно увековечить память великого поэта А.С. Пушкина (нашего помещика), а также равно день Великой нашей русской революции, по обсуждении чего единогласно постановили данную усадьбу, на ней постройки, сад и при ней полевую землю взять на предохранительный учет. На подлинном приговоре участвовало 45 домохозяев неграмотных, 29 грамотных, расписавшихся за себя и за неграмотных».

— Мужики сами организовали охрану усадьбы,— объясняет внучка того самого писаря, Валентина Тюльнева, ныне заведующая филиалом музея в селе Львовка, входящем в состав болдинской вотчины Пушкиных.— С вилами и топорами караулили по ночам, оберегали имение от желающих «пустить красного петуха». Усадьбу в соседней Львовке, где жил сын поэта, тоже сберегли. Так что начало будущему Пушкинскому музею-заповеднику положили простые крестьяне.

А вот чиновники от культуры спасенное Болдино почему-то никогда особо не жаловали. В 1922 году специальным постановлением Совнаркома на Псковщине был учрежден музей-заповедник и начались масштабные восстановительные работы, а в Болдино только в 1937 году, к столетию со дня гибели Пушкина, повесили скромную мемориальную доску. Парк, окружающий болдинский господский дом, официально именовался «Сад имени А.С. Пушкина» и полностью находился на самоокупаемости: доход давали парники, огород, питомник и лошадь. «Пушкинисты наши продавали яблоки на базаре,— говорит Александр Чеснов, редактор отдела информации и рекламы музея Болдино.— Директор приходил вечером, снимал картуз и сотрудники туда складывали всю выручку. Так и существовали». Никакой научной и собирательской работы в Болдино не велось. Барский дом отреставрировали лишь в 1987 году — тогда музей и получил научное обоснование подлинности дома.

«Октябрь уж наступил — уж роща отряхает/ Последние листы с нагих своих ветвей»

Фото: Анатолий Жданов, Коммерсантъ

«В Михайловском и других усадьбах ведь нет ничего мемориального, настоящего — только природные дали. А этих стен касалась рука Пушкина, в эти окна он смотрел, здесь прошла его наиболее плодотворная творческая пора,— Чеснов, кажется, готов восторгаться этим фактом всю свою жизнь.— И при этом наше Болдино, памятник мирового уровня, несколько лет был на муниципальном бюджете, только в этом году после многих писем и просьб еле-еле перевели нас на областной, но не на федеральный. Ну как так? Это ведь совсем другие деньги». Обидно болдинцам, что в отличие от других усадеб, которые просто восстановлены «по мотивам», их, подлинных, государство не жалует: то же Михайловское получает в десять раз больше средств. Обещал когда-то министр культуры Мединский взять Болдино в федеральное подчинение, но этого так и не случилось. «Есть у меня подозрения, почему так,— тихо говорит Чеснов.— Пушкин ведь у нас сжег десятую главу «Евгения Онегина», в которой критиковал начальство и власти: «Россия присмирела снова, И пуще царь пошел кутить. » Понимаете? В Болдино развеян пепел той главы, сохранились только некоторые строфы, наброски. Поэтому наверху к нам с тех пор такое отношение. Болдино — нелюбимое дитя в музейной пушкинской семье».

Пушкин действительно пометил в своих рукописях болдинской осени 1830 года: «19 октября сожжена Х песнь». Вот Чеснов и уверен, что это проклятие Болдино. Но директор музея-заповедника Нина Жиркова в проклятие не верит, хотя признает, что деньги ох как нужны: «Нам и реставрационные работы давно пора делать, и новые помещения для архивов не помешают. Хотя мы и сами стараемся, зарабатываем».

Болдино — единственное пушкинское место, которое сохранили сами крестьяне

Фото: Анатолий Жданов, Коммерсантъ

Может, именно благодаря своей самостоятельности болдинцы и научились неплохо зарабатывать. В прошлом году доход этого маленького деревенского музея, до которого не так-то просто добраться из областного центра, составил около 13 млн рублей. Основная прибыль, конечно, осенняя. «В это время мы к нашим 100 сотрудникам нанимаем еще около 15–20,— объясняет Нина Анатольевна.— Усиление у нас. Никаких отпусков, никаких выходных. Все научные и фондовые работники, завотделами — все выходят на экскурсии. Но и премии хорошие получаются, почти 100 процентов зарплаты. Осень помогает нам».

Вероника Ионова — как раз из тех временных сезонных сотрудников. Девушка ведет мастер-классы народных промыслов, заведует «господской кухней», где за отдельную плату может организовать посетителям чаепитие и «деревенские посиделки» с гречневой кашей, картошкой и разносолами, любимыми кушаньями Александра Сергеевича. «Я пока на товароведа учусь,— признается Вероника.— Но уже подумываю пойти на туризм. В Болдино это более востребовано». За каждое мероприятие Вероника получает дополнительно около тысячи рублей, что по деревенским меркам очень неплохие деньги. «Рабочий по территории» Алексей Масленников осенью подрабатывает на таких посиделках как гармонист и балалаечник: сезон же! «Леша! — кричат ему из кассы, когда поступает заказ,— переодевайся — и на кухню!» Даже пенсионер, местный активист и краевед Анатолий Пыхонин китайцев недавно по Болдино водил: «Музей просит — я помогаю».

В барском доме жило несколько поколений Пушкиных

Фото: Анатолий Жданов, Коммерсантъ

Здесь также можно заказать «Бал пушкинской эпохи» — участников переодевают в костюмы и разучивают с ними мазурку, кадриль, вальс, полонез. Костюм можно арендовать и на десять минут за 100–300 рублей — для селфи. «Нарядов для барышень у нас полно, а цилиндров, плащей-крылаток и тросточек сейчас не хватает,— жалуется костюмер Екатерина Лукашина.— Очередь на них! Вот где-то четыре Пушкина прямо сейчас в парке бегают, фотографируются, вы их не видели?»

Читать еще:  Бюджетные находки: 12 вещей с AliExpress для идеального домашнего офиса

Граждане в костюмах Пушкина действительно встречаются на аллеях — с непривычки некоторые посетители даже вздрагивают, увидев их. Но это еще что. Как-то в советское время здесь снимали фильм о солнце русской поэзии — Пушкин, согласно сценарию, въезжал в Болдино на санях. Отсняв сцену, актер прямо на этих санях, в костюме поехал в сторону музея. По дороге его и увидел какой-то древний и не совсем трезвый дед. Перепугавшись, старожил грохнулся на колени и на все село завопил: «Барин едет!»

А во время Международного фестиваля «Живое слово» актер, переодетый Пушкиным, так умаялся, дефилируя целый день по парку в окружении фотографов и поклонников, что решил передохнуть под защитой полицейских. Их же он шепотом и спросил: «Братцы, а где у вас туалет?» Туалет тогда в Болдино был платный и находился далековато от усадьбы, поэтому опытные полицейские, оценив ситуацию, так же тихо ответили: «Барин! Имение-то твое, …, где хочешь».

«Что за прелесть здешняя деревня! — писал Пушкин своему издателю. — Вообрази, степь да степь, соседей ни души; езди верхом, сколько душе угодно, пиши дома, сколько вздумается, никто не помешает»

Фото: Анатолий Жданов, Коммерсантъ

«Эти два месяца год кормят. Хоть по магнитику, но каждый возьмет, без сувенира никто не уходит»,— частный предприниматель Любовь Кузнецова делится бизнес-секретами. Кузнецовы получают свои дивиденды от болдинской осени: глава семьи в лес «по липу» ездит, делает деревянные заготовки для сувениров, Любовь Федотовна клеит картинки: «Вот просто наш Сергеевич, кормилец, вот он с Натали» и покрывает лаком изделия, а сын, невестка и несколько нанятых продавцов все это продают у церкви. Здесь в листопад собираются местные частники: продают гусиные перья, тарелки, кружки, картины, бюсты, даже футболки «с Пушкиным». Тут же располагаются бабушки с яблоками, вязаными носками и квашеной капустой: до зимы надо успеть заработать. Даже во Львовке, где стоит усадьба сына поэта и осталось всего три жителя, умудряются получать прибыль — мед туристам продают, а улья расставляют вокруг барского парка. И это, кстати, давняя традиция — местные всегда занимались собирательством меда, бортничеством.

Пушкинисты осенью даже котят пристраивают, которых им исправно поставляют музейные кошки. «Мы их рекламируем экскурсантам как ученых,— говорит главный хранитель музея Татьяна Павелко.— Уверяем, что каждый котенок — особенный, из пушкинской сказки: «Идет направо — песнь заводит,// Налево — сказку говорит». Ничего, разбирают». Татьяна в эти дни даже пообедать не всегда успевает: группы и индивидуальные посетители идут и идут. Ей, хранителю, тоже приходится проводить экскурсии. «Зимой отдохнем,— смеется.— Главное, что работа есть».

К конторе господского дома через пруд перекинут «Горбатый мостик»

Фото: Анатолий Жданов, Коммерсантъ

— Если б не музей — нашего села не было бы уже на карте,— уверен глава района Алексей Мараков.— В 60-е нас ведь лишили статуса райцентра, перенесли его в село Починки, и все бы тут еще тогда заглохло: дорог бы не строили, дотации не выделяли, исчезли бы мы, как десятки других деревень в нашем районе. Но местные жители стали писать куда только можно, до Хрущева дошли: как так, мол, пушкинское место пропадает! Вернули райцентр, спасли Болдино! Да, после развала Союза наш пенькозавод, спиртозавод и маслозавод закрылись. Но сейчас у нас есть музей, объекты культуры, есть школа имени Пушкина, детсад «Сказка», детский клуб «Золотая рыбка», Пушкинский племзавод — семена выращиваем и продаем! Есть магазины, например «Натали». Есть кафе, ресторан, большая гостиница — у нас даже футбольные болельщики чемпионата мира отдыхали! Японцам о Пушкине мы рассказывали!

Краевед Пыхонин, установивший памятник исчезнувшим деревням Большеболдинского района — их почти три десятка! — согласен: «Спасибо поэту, спасибо нашим дедам, что собрали тот сход 100 лет назад — мы благодаря этому сейчас еще более или менее прилично живем по сравнению с соседями». Внучка знаменитого писаря, спасшего имение, Валентина Тюльнева улыбается: «Я всегда говорю: царствие небесное Александру Сергеевичу! У нас и спустя столько лет есть работа, мы сохранили село, не исчезли, не пропали. Даже после смерти позаботился барин о своих крестьянах».

Текст: Наталья Радулова. Фото: Анатолий Жданов

В багрец и золото одетая весна. Какие растительные пигменты существуют?

Цветкам они необходимы, чтобы привлекать насекомых-опылителей, а плоды, в свою очередь, должны заметить птицы или животные, съесть их и тем самым распространить семена.

Главный пигмент, который содержится в листьях, – зелёный, называется хлорофилл. Он необходим растениям, чтобы поглощать энергию солнечного света и использовать её для уникальной химической реакции – образования углеводов (сахаров) из углекислого газа и воды. Кстати, именно поэтому ягоды, выросшие на открытой местности, более сладкие, чем те, что созрели в тенистом лесу.

То, что в листьях растений находятся и другие природные красители – жёлтые и красные – мы убеждаемся каждый раз в пору золотой осени. Молекулы хлорофилла – большие и сложные, при неблагоприятной погоде разрушаются в первую очередь, открывая пигменты с более простыми и потому с более устойчивыми молекулами. Деревья, кусты и травы в этот период окрашиваются в «багрец и золото».

Наблюдательные садоводы, наверное, замечали, что весной происходит обратный процесс: более простые жёлтые и красные пигменты образуются в листьях в первую очередь, придавая растениям на короткое время живописную «осеннюю» окраску. Зелёный хлорофилл формируется позднее и то лишь при достаточном освещении. Если же свет по каким-то причинам не поступает (например, растение засыпано опавшими листьями), то побеги и листья всё же формируются, но без хлорофилла. Такие временно лишённые зелёного пигмента органы растений называются этиолированными. Казалось бы, это недостаток, но в некоторых случаях огородники стремятся получить именно такой урожай – этиолированный, не содержащий хлорофилла.

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых

2020 АО «Аргументы и Факты» Генеральный директор Руслан Новиков. Главный редактор еженедельника «Аргументы и Факты» Игорь Черняк. Директор по развитию цифрового направления и новым медиа АиФ.ru Денис Халаимов. Шеф-редактор сайта АиФ.ru Владимир Шушкин.

СМИ «aif.ru» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия, регистрационный номер Эл № ФС77-31805 от 23 апреля 2008 г. Учредитель: АО «Аргументы и факты». Интернет-сайт «aif.ru» функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Шеф-редактор сайта: Шушкин В.С. e-mail: karaul@aif.ru, тел. 8 495 783 83 57. 16+

Все права защищены. Копирование и использование полных материалов запрещено, частичное цитирование возможно только при условии гиперссылки на сайт www.aif.ru.

Правила комментирования

Эти несложные правила помогут Вам получать удовольствие от общения на нашем сайте!

Для того, чтобы посещение нашего сайта и впредь оставалось для Вас приятным, просим неукоснительно соблюдать правила для комментариев:

Сообщение не должно содержать более 2500 знаков (с пробелами)

Языком общения на сайте АиФ является русский язык. В обсуждении Вы можете использовать другие языки, только если уверены, что читатели смогут Вас правильно понять.

В комментариях запрещаются выражения, содержащие ненормативную лексику, унижающие человеческое достоинство, разжигающие межнациональную рознь.

Читать еще:  Как сделать съемную квартиру яркой и уютной: 7 идей мобильного декора

Запрещаются спам, а также реклама любых товаров и услуг, иных ресурсов, СМИ или событий, не относящихся к контексту обсуждения статьи.

Не приветствуются сообщения, не относящиеся к содержанию статьи или к контексту обсуждения.

Давайте будем уважать друг друга и сайт, на который Вы и другие читатели приходят пообщаться и высказать свои мысли. Администрация сайта оставляет за собой право удалять комментарии или часть комментариев, если они не соответствуют данным требованиям.

Редакция оставляет за собой право публикации отдельных комментариев в бумажной версии издания или в виде отдельной статьи на сайте www.aif.ru.

Если у Вас есть вопрос или предложение, отправьте сообщение для администрации сайта.

В багрец и в золото одетые леса(с).

Я тоже очень-очень люблю «пышное природы увяданье». Да и кто его не любит? А золотая европейская осень — мое любимое время года. Я ее люблю больше чем весну, лето и зиму вместе взятые. И это то, чего мне так не хватает в наших Палестинах. А еще, мне кажется, что дух «сказочного короля» Людвига II Баварского проникся и тем, что осень — любовь моя, и тем, что спонтанность — великая вещь. Особенно спонтанность направленная по его стопам. Нам были подарены 6 дней великолепной осенней погоды. Яркое солнце, золотые и багрянные листья, золото и красота «сказочных замков» Баварии, великолепие прилегающих к ним парков.
Замок, дворец или королевская усадьба Линдерхоф?!
Посреди сурового горного ландшафта, в одиночестве долины Грасвангталь, был построен по указанию короля Людвига II замок Линдерхоф.

12.10.07 — полдень. Вернее 12:10 Баварского времени. Именно это время «нажатия на курок» фотика, отмеченно на первой фотке, снятой мной в Линдерхофе. И это же время можно увидеть на часах под козырьком крыши дома рядом с билетнными кассами.

Билеты куплены и мы устемляемся вглубь парка. Вход в парк свободный. Билеты нужны для посещения дворца и грота Венеры. И, по-моему, охотничьего домика, до которого мы так и не дошли. Но за то время, что мы там были, мы много чего увидели.
И я приглашаю просто погулять с нами по прекрасному парку. И, шаг за шагом, увидеть хотябы часть того, что мы там увидели.

Первый «ах!» А сколько их еще у нас впереди.

А вот и сам дворец.

Есть шанс кинушку со временем посмотреть. А заборчик надо бы починить.

Именно так я и ходила там, рассматривала и фоткала дворец и обрамяющие его горы со всех возможных ракурсов.

Очередной, уже трудно сказать какой по-счету «ах».

Позолоченная скульптурная группа Флоры и ее отражение в бассейне.

— Осторожно, ножку замочишь!

Каждые полчаса ввысь устремляются 30-тиметровые струи фонтана. Но на 12:30 у нас было назначено время экскурсии по дворецу. Покинуть и не сфоткать фонтаны было тяжело, но не было выхода. Один раз я его все же щелкнула. Но фотки не будет. Позже, когда мы вернулись опять ко дворцу удалось запечатлеть все 30 метров воды, летящей ввысь.

Во дворце нельзя фотографировать. Я ухватила потолок в вестибюле. Этим пришлось ограничиться.

Организованная экскурсия — дело быстрое. Очень мне такое посещение не нравится. Но нет другого выхода. Все по времени. Кругом бегом.
Хорошо, что можно потом восстанавить в памяти картину, глядя на фотографии в путеводителе да и в интернете.
Желающие посетить дворец приглашаются к alla_hobbit на углубленную и подробнейшую экскурсию

А мы продолжаем гулять по парку. Слева от дворца находится Западная клумба.
Прекрасная позолоченная старуя Молвы.

И вазы, вазы, вазы.

Великолепная ваза из майолики, увенчанная фигурками ангелочков.

Северный склон с каскадами

И бассейн с фонтаном, украшенным скульптурной группой Нептуна

Еще одна ваза на пути к.

Позолоченный амур, пускающий свои любовные стрелы

Есть предложение подняться на северный склон.
На пути к северному склону

Это не мое. Это sergey_il любезно со мной поделился.(1штука)

Еще одно «окно поменьше» и очередной «ах»! И, пожалуй, моя любимая фота из Линдерхофа. Хотя, эх.

И «дырявая крыша», сколько можно уже «ахов», а сколько их еще впереди.

А по дороге вверх такие виды, что дух захватывает. И как мы живы там остались? Ума не приложу.

Еще немного, еще чуть-чуть

Уже совсем близко. И кто это там ходит в поисках натуры, а?

Вознаграждение за подъем не заставило себя ожидать. Но подъем там совсем легкий, это я так, к слову.

Нет, пожалуй, эта самая любимая. Ох, совсем я запуталась. Фотка это, не картина. И это один тех немногих моментов в моей жизни, что я сожалела, что не умею рисовать. Но остаться и написать это все равно не было бы времени.
Храм Венеры. Классическая ротонда с мраморной статуей Венеры.

Н-да, развлекаться «сказочный король» любил и умел, благо средства ему это позволяли.
Пардон, за качество. Но хоть какое-то представление можно получить.

И все это под музыку Вагнера. Грот Венеры, на самом деле, не занимает много времени. Через каждые 15-20 минут все начинается сначала.

А мы продолжаем нашу прогулку по парку

За тяжелой бордовой шторой скрывается вот такая красота, отделенная от любопытного посетителя толстым стеклом.

Тааак, а «ахи» еще и не думали заканчиваться.

Еще один взгляд на Мавританский киоск, но, как оказалось, не последний.

Ну, что ж, пошли дальше. На «охи» и на «ахи» уже, казалось бы не осталось никаких сил. Ну а куда ж от нмх деться, если вокруг такая красота.

Где-то здесь или чуть раньше мы решили, что пора возвращаться. Жаль было не пойти к Охотничьему домику, но день то, увы, не резиновый.

Вот он, обещанный Мавританский киоск.

Что же это такое там, впереди.

Вот такая вот церквушка спряталась в тени деревьев, не только же дворцами любоваться.

И все же — вот она, наша цель.

Похоже, что не напрасно мы сюда так спешили. В подень было красиво, но с предзатним освещением — красота превзошла все ожидания.

А что у нас с фонтаном происходит? На месте фонтан. Но без воды. Пока.

И тут. Да о чем тут собсвенно говорить. Судите сами, вернее, симотрите сами. Все 30 метром воды устремились ввысь.

Последний, прощальный взгляд. О! И так любимая мною, ваза!

А у нас остался еще один последний не «осмотренный объект». Но нет, это не он. Просто домик такой красивый на пути попался. Причем явно — жилой.

День уже совсем клонится к вечеру, а тут такие пенечки попались. Посидеть бы на них, да времени нет уже совсем.

Недотовпишься. Не обращайте внимания, это я по-украински. Вы на красоты смотрите. Их заслонить невозможно.:)

И, опять, все внутренне убранство, то бишь — интерьер, за стеклом.

Уходим, уходим, уходим. Или уже отползаем?!

Уйдешь тут. Опять не удержалась.

Вот-вот уже стемнеет. Небо стало вовсем серым. И мы покидаем Линдерхоф.

Вторая половина первого дня на исходе. Но еще не вечер. И о первом дне есть еще что рассказать.
И еще. Если вас интересует красота и детали вам сюда(очень-очень рекомендую) и еще сюда — тоже не пожалеете — это Линдерхоф от shimonk . Там не так много как тут, но очень качественно и очень красиво.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector